Смеховая культура русского средневековья

Карнавал и маскарад как типы культуры Глава 2. Современные карнавалы в странах мира Заключение Список литературы Введение Древняя Греция знала шумные и веселые праздники в честь Диониса — дионисии. Они сопровождались маскарадными шествиями комос с пением, музыкой, плясками, украшались нарядно убранными, установками. На нем, как правило, располагалась костюмированная группа. В архаических культурах на покойников одевали маски, чтобы когда он встретиться во время пути в загробный мир с духами они не смогли бы причинить ему вреда. Этот ритуал культивировался и в более поздний период.

Ложь под личиной правды

Самому смеху границы почти не ставились, лишь бы это был смех. С универсализмом и свободой средневекового смеха связана и третья замечательная особенность его — существенная связь смеха с неофициальной народной правдой. Серьезность в классовой культуре официальна, авторитарна, сочетается с насилием, запретами, ограничениями. В такой серьезности всегда есть элемент страха и устрашения. В средневековой серьезности этот элемент резко доминировал.

Смех, напротив, предполагал преодоление страха.

Карнавальный смех направлен против всего идеального, надмирного. Любая Даркевич В. «Народная культура средневековья».

Герцен Четырехвековая история понимания, влияния и интерпретации Рабле весьма поучительна: Современники Рабле да и почти весь век , жившие в кругу тех же народных, литературных и общеидеологических традиций, в тех же условиях и событиях эпохи, как-то понимали нашего автора и сумели его оценить. О высокой оценке Рабле свидетельствуют как дошедшие до нас отзывы современников и ближайших потомков[18], так и частые переиздания его книг в и первой трети веков.

При этом Рабле высоко ценили не только в кругах гуманистов, при дворе и в верхах городской буржуазии, но и в широких народных массах. Приведу интересный отзыв младшего современника Рабле, замечательного историка и писателя Этьена Пакье. В одном письме к Ронсару он пишет: О том, что Рабле был понятен и близок современникам, ярче всего свидетельствуют многочисленные и глубокие следы его влияния и целый ряд подражаний ему. Литература века была даже как бы завершена под знаком Рабле: Эти два произведения, завершающие собою век, отмечены печатью существенного влияния Рабле; образы в них, несмотря на их разнородность, живут почти раблезианской гротескной жизнью.

Кроме названных нами больших писателей века, сумевших претворить влияние Рабле и сохранить свою самостоятельность, мы находим многочисленнейших мелких подражателей Рабле, не оставивших самостоятельного следа в литературе эпохи. О чем свидетельствует это быстрое признание, восторженные но не изумленные отзывы современников, громадное влияние на большую проблемную литературу эпохи — на ученых гуманистов, историков, политических и религиозных памфлетистов, — наконец, громадная масса подражателей?

Современники воспринимали Рабле на фоне живой и еще могучей традиции. Их могла поражать сила и удача Рабле, но не самый характер его образов и его стиля.

Так, во всех этих явлениях нашли выражение темы избыточного насыщения, праздничного изобилия. Аналогичны и образы карнавала. Принц карнавала нередко украшался гирляндой колбас.

карнавальной культуры как явления, которое создает условия для несоблюдения строя Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса” упущение автора концепции в раскрытии амбивалентности смеха (кроме челетиями воспитанного в человеке страха перед священным, перед.

Герцен Четырехвековая история понимания, влияния и интерпретации Рабле весьма поучительна: Современники Рабле да и почти весь век , жившие в кругу тех же народных, литературных и общеидеологических традиций, в тех же условиях и событиях эпохи, как-то понимали нашего автора и сумели его оценить. О высокой оценке Рабле свидетельствуют как дошедшие до нас отзывы современников и ближайших потомков [1] , так и частые переиздания его книг в и первой трети веков.

При этом Рабле высоко ценили не только в кругах гуманистов, при дворе и в верхах городской буржуазии, но и в широких народных массах. Приведу интересный отзыв младшего современника Рабле, замечательного историка и писателя Этьена Пакье. В одном письме к Ронсару он пишет: О том, что Рабле был понятен и близок современникам, ярче всего свидетельствуют многочисленные и глубокие следы его влияния и целый ряд подражаний ему.

Литература века была даже как бы завершена под знаком Рабле: Эти два произведения, завершающие собою век, отмечены печатью существенного влияния Рабле; образы в них, несмотря на их разнородность, живут почти раблезианской гротескной жизнью. Кроме названных нами больших писателей века, сумевших претворить влияние Рабле и сохранить свою самостоятельность, мы находим многочисленнейших мелких подражателей Рабле, не оставивших самостоятельного следа в литературе эпохи.

Место комического в средневековой культуре. Эстетика карнавала.

А между тем Рабле принадлежит одно из самых первых мест в ряду великих создателей европейских литератур. Белинский называл Рабле гениальным,"Вольтером века", а его роман - одним из лучших романов прежнего времени. Западные литературоведы и писатели обычно ставят Рабле - по его художественно-идеологической силе и по его историческому значению непосредственно после Шекспира или даже рядом с ним.

Французские романтики, особенно Шатобриан и Гюго, относили его к небольшому числу величайших"гениев человечества" всех времен и народов.

Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и В народно-праздничной карнавальной атмосфере, в которой строились образы отражавших борьбу с космическим и всяким страхом перед высшим. Я увидел, - признался Гоголь в"Авторской исповеди", - что нужно со смехом быть.

Рефераты Карнавалы эпохи Средневековья Празднества карнавального типа и связанные с ними смеховые действа или обряды занимали в жизни средневекового человека огромное место. Кроме карнавалов в собственном смысле с их многодневными и сложными площадными и уличными действами и шествиями, справлялись особые праздники дураков и праздник осла, существовал особый, освященный традицией вольный пасхальный смех.

Более того, почти каждый церковный праздник имел свою, тоже освященную традицией, народно-площадную смеховую сторону. Таковы, например, так называемые храмовые праздники, обычно сопровождаемые ярмарками с их богатой и разнообразной системой площадных увеселений с участием великанов, карликов и т. Карнавальная атмосфера господствовала и в дни постановок мистерий и соте. Царила она также на таких сельскохозяйственных праздниках, как сбор винограда, проходивший и в городах.

Смех сопровождал обычно и гражданские и бытовые церемониалы и обряды: И бытовые пирушки не обходились без элементов смеховой организации, например, избрания на время пира королев и королей для смеха. Все эти обрядово-зрелищные формы давали, подчеркнуто неофициальный, внецерковный и в негосударственный аспект мира, человека и человеческих отношений.

История развития карнавала и маскарада

Более того, материальный субстрат образа тенденция подчиняет отрицательному моменту: . , 10 , есть такие строки:

Изучение особенностей смеховой культуры в разных эпохах, . « Карнавальный смех, во-первых, всенароден (всенародность . в карнавальных играх происходит смеховая защита перед страхом . 2 Бахтин М.М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура Средневековья и Ренессанса. М.,

Герцен Четырехвековая история понимания, влияния и интерпретации Рабле весьма поучительна: Современники Рабле да и почти весь век , жившие в кругу тех же народных, литературных и общеидеологических традиций, в тех же условиях и событиях эпохи, как-то понимали нашего автора и сумели его оценить. О высокой оценке Рабле свидетельствуют как дошедшие до нас отзывы современников и ближайших потомков [1] , так и частые переиздания его книг в и первой трети веков.

При этом Рабле высоко ценили не только в кругах гуманистов, при дворе и в верхах городской буржуазии, но и в широких народных массах. Приведу интересный отзыв младшего современника Рабле, замечательного историка и писателя Этьена Пакье. В одном письме к Ронсару он пишет: О том, что Рабле был понятен и близок современникам, ярче всего свидетельствуют многочисленные и глубокие следы его влияния и целый ряд подражаний ему.

Литература века была даже как бы завершена под знаком Рабле: Эти два произведения, завершающие собою век, отмечены печатью существенного влияния Рабле; образы в них, несмотря на их разнородность, живут почти раблезианской гротескной жизнью. Кроме названных нами больших писателей века, сумевших претворить влияние Рабле и сохранить свою самостоятельность, мы находим многочисленнейших мелких подражателей Рабле, не оставивших самостоятельного следа в литературе эпохи.

О чем свидетельствует это быстрое признание, восторженные но не изумленные отзывы современников, громадное влияние на большую проблемную литературу эпохи — на ученых гуманистов, историков, политических и религиозных памфлетистов, — наконец, громадная масса подражателей?

Русская литература

Помощь в написании работы, которую точно примут! Введение В настоящей работе рассмотрены некоторые явления культурного пространства, которые, хотя непосредственно и не связанны с карнавальным действием, тем не менее, могут быть подвержены корректному анализу в системе понятий теории карнавализации Бахтина М. Речь идет о творчестве Владимира Высоцкого и Даниила Хармса, о процедуре декарнавализации, о карнавальных и игровых формах коммуникации в Интернет-среде, о карнавальных моделях социальных групп.

В первой части работы достаточно подробно представлена история возникновения карнавалов и маскарадов, их содержание и эволюция в различные исторические периоды развития культур католической Европы и православной России.

Михаил Бахтин: Карнавальный смех, во-первых, всенароден Серьезность в классовой культуре официальна, авторитарна, сочетается с Мы сказали, что средневековый смех побеждал страх перед тем, что.

Выступал значимым компонентом средневековой и ренессансной народной культуры. Используется в современной философии культуры. По мнению Бахтина, не только Рабле, но и Дж. Сервантес оказались подвластны обаянию жизнеутверждающей и светлой атмосферы, свойственной К. Карнавальная культура обладала хорошо разработанной системой обрядово-зрелищных и жанровых форм, а также весьма глубокой жизненной философией, основными чертами которой Бахтин считал универсальность, амбивалентность то есть — в данном случае — восприятие бытия в постоянном изменении, вечном движении от смерти к рождению, от старого к новому, от отрицания к утверждению , неофициальность, утопизм, бесстрашие.

В ряду обрядово-зрелищных форм народной средневековой культуры Бахтин называл празднества карнавального типа и сопровождающие их а также и обычные гражданские церемониалы и обряды смеховые действа: Народная культура воплощалась также в различных словесных смеховых произведениях на латинском и на народных языках. Веселая вольница карнавального празднества порождала разнообразные формы и жанры неофициальной, а чаще всего и непристойной фамильярно-площадной речи, в значительной мере состоящей из ругательств, клятв и божбы.

Смеховая народная культура, будучи древней, архаичной по своим истокам, тем не менее предвосхитила некоторые фундаментальные философские концепты, которые специфичны для Нового времени. Именно поэтому понять Рабле и вообще ренессансную литературу невозможно без учета их связи с народной смеховой культурой. Эта свобода была легализована: В гротескной образности К.

Обилие пиршественных образов, гиперболическая телесность, символика плодородия, могучей производительной силы и т. Акценты лежат на тех частях тела, где оно либо открыто для внешнего мира, то есть где мир входит в тело или выпирает из него, либо оно само выпирает в мир, то есть на отверстиях, на выпуклостях, на всяких ответвлениях и отростках:

Карнавал и культура смеха

Характер смеха и его связь с материально-телесным низом повсюду здесь остаются теми же самыми. Эта свобода смеха, как и всякая свобода, была, конечна, относительной; область ее была то шире, то уже, но вовсе она никогда не отменялась. Свобода эта, как мы видели, была связана с праздниками и ограничивалась в известной мере временными гранями праздничных дней.

Всегда были постоянные герои карнавала: в средневековой . инверсия вызывает смех, является сущностью смеховой культуры карнавала. .. значимые события, неоднократно воспроизводя страх, радость, горе, победу и т. п.

А между тем Рабле принадлежит одно из самых первых мест в ряду великих создателей европейских литератур. Белинский называл Рабле гениальным,"Вольтером века", а его роман - одним из лучших романов прежнего времени. Западные литературоведы и писатели обычно ставят Рабле - по его художественно-идеологической силе и по его историческому значению непосредственно после Шекспира или даже рядом с ним.

Французские романтики, особенно Шатобриан и Гюго, относили его к небольшому числу величайших"гениев человечества" всех времен и народов. Его считали и считают не только великим писателем в обычном смысле, но и мудрецом и пророком. Вот очень показательное суждение о Рабле историка Мишле:

Карнавалы эпохи Средневековья

Само слово"карнавал" неясного происхождения. Как свидетельствуют ученые, в слове"карнавал" лежат два латинских корня — мясо , и прощай , что означает"прощаюсь с мясом". Довольно широко толковал термин М.

Франсуа Рабле и народная культура Средневековья и Ренессанса". Карнавальная атмосфера господствовала и на таких . Бахтин пишет, что сам же по себе смех является средством преодоления страха.

Они сопровождались маскарадными шествиями комос с пением, музыкой, плясками, украшались нарядно убранными, установками. На нем, как правило, располагалась костюмированная группа. В архаических культурах на покойников одевали маски, чтобы когда он встретиться во время пути в загробный мир с духами они не смогли бы причинить ему вреда.

Этот ритуал культивировался и в более поздний период. В средневековой Европе карнавал как театрализованное шествие с играми, инсценировками, забавами и фейерверками, маскированием участников праздника прочно вошел в праздничную культуру романских народов и наиболее точно и наиболее точно проявил свою сущность во время проводов зимы — весеннего народного праздника. Особое внимание уделялось искусству декоративного костюмирования. В целом маскирование в определенных границах затушевывало составные различия.

Переодеваясь в чужой костюм, в одежду странную, нарушающую норму, человек нарушал определенную табуированную норму и выходил за границу обыденного, бытового мира в сферу нарушения запретов, пародии, а то и вовсе вступал во взаимоотношения с потусторонними силами. Дохристианские представления о единстве человека и природы сохранились в народных праздниках. Они скрашивали нелёгкую жизнь людей, давали им передышку, возможность на время отвлечься от суровой реальности жестокого мира с его изнурительным трудом, опустошительными эпидемиями и войнами, постоянным ожиданием кары небес за любые прегрешения.

Страница отсутствует

Научная книга Михаил Бахтин: Он развил теорию универсальной народной смеховой культуры в своей работе"Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Возрождения". Также он стал автором ряда других понятий — полифонизм, хронотоп, карнавализация, мениппея, без которых немыслима современная теория литературы. Заслуга Бахтина в том, что он открыл другой, наиболее близкий мировоззрению Рабле, культурный код, с помощью которого можно, наконец, расшифровать это произведение.

Таким образом, Бахтин написал книгу, во-первых, о произведениях Франсуа Рабле, а во-вторых, о народном творчестве эпохи Возрождения и фольклорном искусстве Европы. Эта монография стала единственной на то время попыткой вписать Рабле в культурный контекст его эпохи, посмотреть на его творчество сквозь призму мировоззрения людей прошедших веков.

(Искусство слова и народная смеховая культура [1]). // Бахтин М. М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса. — 2-е изд. Рабле – наследник и завершитель тысячелетий народного смеха. тону и функциям веселым карнавальным видениям преисподней и.

Празднества карнавального типа и связанные с ними смеховые действа или обряды занимали в жизни средневекового человека огромное место. Кроме карнавалов в собственном смысле с их многодневными и сложными площадными и уличными действами и шествиями, справлялись особые праздники дураков и праздник осла, существовал особый, освященныйтрадицией вольный пасхальный смех. Более того, почти каждый церковный праздник имел свою, тоже освященную традицией, народно-площадную смеховую сторону.

Таковы, например, так называемые храмовые праздники, обычно сопровождаемые ярмарками с их богатой и разнообразной системой площадных увеселений с участием великанов, карликов и т. Древние карнавальные праздники содержат в качестве стержневых,базовых элементы, получившие в науке название"смеховых". Речь идет об"антиповедении", когда переворачивалась социальная структура общества, все нормы и приличия, все делалось не так, наоборот, не по порядку. При этом совершенно не обязательно, чтобы в традиционном обществе эти"смеховые" элементы воспринимались как смешные.

Карнавальная атмосфера господствовала и в дни постановок мистерий и соте. Царилаона также на таких сельскохозяйственных праздниках, как сбор винограда, проходивший и в городах. Смех сопровождал обычно и гражданские и бытовые церемониалы и обряды: Бытовые пирушки не обходилисьбез элементов смеховой организации, например, избрания на время пира королев и королей для смеха.

Полный выпуск Лиги Смеха 2017 -"Профессионалы", третья игра третьего сезона